Новости
новости сервиса
20.04.2017
Новые шины Premiorri Solazo S Plus, недавно появившиеся на украинском рынке, успешно прошли испытания, проведённые...
подробнее
20.04.2017
Компания Continental добавила к трём группам шин – M/T, H/T и A/T – четвёртую, в которую войдут скоростные шины,...
подробнее
Видео обзоры
обзоры и тесты
Тесты шин
обзоры и тесты
18.04.2017
Казахстанское издание «Kolesa.kz» протестировало...
подробнее
14.04.2017
Немецкий журнал Gute Fahrt провёл тесты десяти комплектов...
подробнее
13.04.2017
Разнообразие вариантов, представленных на рынке шин...
подробнее

Александр Москаленко: «Меня родители нашли в колесах»

Журнал Шина Плюс
Во время проведения Школы шиноремонта мы взяли интервью у владельца шиномонтажа в Одессе – единственного человека в Украине, который получил три сертификата об обучении профессиональному ремонту шин. Работая в этой сфере более 20 лет, жизнерадостный Александр Москаленко наработал солидную базу клиентов, специфический подход к бизнесу и ценообразованию. В интервью «Шине Плюс», одессит с юмором рассказал,как достичь успеха в сфере шиноремонта.

ШИНЫ ПО НАСЛЕДСТВУ


«Шина Плюс»: Александр, как вы пришли в эту сферу? С чего начинали?

Александр Москаленко: Меня родители нашли в колесах (смеется, - прим. ред.). На самом деле, с шинами у меня прошло практически все детство. Я шинный работник во втором поколении. Мама работала на Одесском шиноремонтном заводе, в управлении. Папа работал в цеху – наваривал протекторы. Когда детские садики не работали, родители брали меня с собой на работу. Нас там собиралась «компашка», и мы целыми днями гоняли по колесам. Я ходил по цехам, видел, как наваривался протектор: как обрабатывались покрышки, как на них накладывался протектор и как шины вулканизировались в больших автоклавах. Поэтому запах резины я впитывал еще с детства. И хотя в начале трудовой карьеры занимался торговлей, потом, когда появились деньги, я купил шиномонтажную мастерскую.

«Ш. П.»: Как отреагировали родители, когда узнали, что вы продолжили семейное дело?
А. М.: Реакция родителей была спокойной.Особой радости или грусти не было. Если бы я решил стать военным или врачом, может, была бы бурная реакция, но этот выбор восприняли нормально.

«Ш. П.»: Как вы осваивали ремонт шин после открытия мастерской? Сами до всего доходили или кто-то обучал?
А. М.: Практически все изучал сам. Кое-что в процессе ремонта подсказывал отец. Но одно дело наваривать покрышки, а другое – ремонтировать их. Когда я начинал большинство шин,как грузовые, так и легковые, были в основном одинаковые: каркасы текстильные, а покрышки – камерные. Поэтому сначала ремонтировал покрышки с применением старых технологий.
Когда появилась линейка бескамерных шин – а это уже другой состав резины и другой корд, эти технологии потихоньку отошли. В середине 90-х годов в Украине начали зарождаться новые технологии и на рынок вышли всемирно известные производители шиноремонтных материалов. На небольшом семинаре, организованном одним из них, нам сказали: «Появились новые, так называемые, «холодные» технологии и никаких проварок уже не надо - это каменный век. Ставим пластырь и все». Но это продлилось не долго. Потом снова вернулись к горячей вулканизации – это более правильно. Опыт показал, что нельзя просто приклеивать  пластырь, оставив разорванной покрышку.

«Ш. П.»: В период «холодной» технологии были проблемы?
А. М.: Да, пластыри иногда отклеивались. Тогда еще не было знаний и опыта, что нужно на сутки оставлять колесо после ремонта. Ставили, люди сразу ездили. Хорошо, что в этот период многие автовладельцы ездили еще на камерах.

«Ш. П.»: Когда вы осознали, что нужно что-то менять?
А. М.: Несколько лет спустя на очередном семинаре TipTop нам объяснили, что без горячей вулканизации не обойтись. Стал потихоньку осваивать этот метод. И уже в 2004 году, когда появилась возможность поехать в Мюнхен- там крупнейший центр в Европе по обучению ремонту шин, сложилось представление о качественном ремонте покрышек по новой технологии. Стал развиваться, совершенствовать мастерство. До этого все было на пальцах.

«Ш. П.»: Расскажите об этой поездке. Как проходило обучение в Германии?
А. М.: Обучение длилось неделю. Теоретические и практические занятия. Со всей Украины поехало 10 человек. Для выполнения практических заданий нас разделили на подгруппы по 2 человека. У каждой пары было свое оборудование и набор инструментов. Была очень интересная и познавательная поездка. Тем более, это была первая поездка за рубеж. Впечатлило.

«Ш. П.»: Что для Вас было открытием, когда Вы приехали туда?
А. М.: Поразило все - от оборудования до современных технологий. Я понял, что при правильном подходе современные материалы позволяют делать чудеса. То, на что народ не рассчитывал в то время. Да что там говорить, на сегодняшний день 80 % украинских мастерских до сих пор не занимаются восстановлением покрышек по «горячей» технологии. Поэтому, приехав туда 8 лет назад, я получил серьёзную информацию.

«Ш. П.»: Насколько я знаю, на этом обучении вы не остановились.
А. М.: Да, можно сказать, я «трижды герой» (смеется, - прим. ред.). На самом деле, я единственный шиноремонтник в Украине, у кого есть три сертификата о прохождении обучения профессиональному ремонту шин. Первый от Tip-Top в 2004 году. В 2006 году я прошел семинар, организованный координатором по странам СНГ фирмой Теch в Одессе. В 2012 году получил диплом первой в Украине Школы шиноремонта от «Шины Плюс».

«Ш. П.»: Почему вы продолжаете посещать семинары и курсы даже после прохождения такой серьезной школы в Мюнхене? Многие ваши коллеги вообще не стремятся обучаться, утверждая, что итак все знают.
А. М.: Даже у меня с моим сумасшедшим опытом бывают моменты, когда сталкиваюсь с какой-то проблемой в первый раз и нужно находить решение. Технологии не стоят на месте, и ведущие мировые фирмы постоянно разрабатывают что-то новое. Хочется держать руку на пульсе. Поэтому стараюсь читать тематическую литературу, ходить на выставки, посещать подобные мероприятия и совершенствовать на практике свое мастерство.
О нашей профессии в Украине очень мало информации, и когда появляется хоть маломальская возможность, использую ее. К примеру, когда я узнал о вашей Школе шиноремонта и о том, что там будет преподавать специалист международного класса, очень стремился попасть туда. До этого в нашей стране 6 лет вообще ничего не проводилось. Я считаю, что сидеть на месте, тупо закрыться в своей мастерской и, научившись варить камеры и приклеивать пластыря – косо, криво лишь бы живо, говорить, что я умею все делать, в наше время нельзя. Даже учителя, которые, казалось бы, знают уже все, проходят курсы повышения квалификации каждые пять лет.

«Ш. П.»: Дипломы висят в мастерской?
А. М.: Да.

«Ш. П.»: Как клиенты реагируют, когда видят их?
А. М.: Удивляются! Некоторые спрашивают: «А что вы заканчивали?». У меня автомобильное образование.Но я, шутя, отвечаю: «Я оканчивал Киевский шиномонтажный институт». Они удивляются еще больше: «А что такое бывает? А какая специализация?». Я отвечаю: «Конечно, бывает. Ремонт легковых и грузовых шин. Они уточняют: «А что был такой факультет?». Говорю: «Да, был когда-то в далекие 80-е годы» (смеется, - прим. ред.).
В основном положительная реакция у людей. Намного больше доверия, когда висят такие сертификаты. Но кроме этого у меня есть альбом – там собраны фотографии со всех обучающих мероприятий, которые я посетил. Это у меня «настольная книга»! Когда клиенты, видя дипломы, говорят, что в наше время таких сертификатов можно самим напечатать сколько угодно, я достаю свой альбом, и после просмотра все вопросы отпадают.

ДОРОГИЕ КЛИЕНТЫ


«Ш. П.»: Как развивали свой бизнес, как находили клиентов?
А. М.: Все пришло со временем. Уделял внимание каждому клиенту, серьезно относился как к мелкому, так и крупному ремонту колес.Человек, видя отношение к его автомобилю, старался приехать во второй раз и привезти своих родственников, друзей. Так за много лет создалась приличная клиентская база.

«Ш. П.»: В чем заключается особое отношение к колесу?
А. М.: К примеру, приезжает клиент и говорит: «Мне только «гвоздик»  заклеить». Но я могу обнаружить, что шина спускает не только из-за прокола. Диск может быть ржавым, грязным, погнутым или неравномерно прилегать. Может быть нарушен вентиль. И я не могу взять колесо, заклеить только дырочку и отдать его с непрокатанным или ржавым диском. Такое небезразличное отношение ценят люди, которые с любовью относятся к своему автомобилю.
Кроме того, я один из немногих, кто берется за ремонт боковых порезов и решение других нестандартных ситуаций. Последние 10 лет ремонтирую боковые порезы по новой технологии. Но даже до появления шиноремонтных материалов я делал латки из кордовой резины и приваривал их к внутренней стороне шины. Фактически были такие материалы как сейчас, только самодельные.

«Ш. П.»: За ремонтом боковых порезов, скорее всего, приходят по рекомендациям?
А. М.: В основном, да. Но бывает человек, не зная меня, случайно заезжает на мой шиномонтаж – колесо подкачать или еще за чем-то. Заходит в мастерскую, видит колеса, которые я взял в работу, и начинает интересоваться. И когда я отвечаю, что это отремонтированные шины с боковыми порезами, люди удивляются. Потому что когда они резали свои покрышки и объезжали с десяток шиномотажей, им везде отказывали в ремонте и советовали выбросить.

«Ш. П.»: Т.е., колеса в ремонте – лучшая реклама?
А. М.: У меня постоянно в мастерской 3-4 колеса в работе. Поэтому мне не нужно на пальцах рассказывать, как проходит ремонт. Клиент видит воочию реальный разрыв и  уже готовое колесо. Это впечатляет. Фотографии, сертификаты, находящиеся в мастерской дают возможность клиентам убедиться в том, что я действительно обучался этому ремеслу. Это успокаивает  человека и придает уверенности в хорошем результате. Потом многие едут в гараж, на дачу, находят там порезанные колеса и привозят мне. Я их реставрирую, и они продолжают на них дальше ездить. И, соответственно, рассказывают обо мне своим знакомым. Главное любовь к своему делу. Если работа тебе нравится, она приносит тебе удовольствие – результат не заставляет себя долго ждать.

«Ш. П.»: Но я знаю, что был период, когда Вы хотели отойти от дел...
А. М.: Да. Было тяжело. Здоровье пошаливало. Думал заняться чем-то другим. Но для этого в наше время нужно начинать все с нуля. Хотя, в первую очередь, мне не дали отойти от дел мои клиенты, которые рубили колеса, приезжали и говорили что если не я, то больше некому.

«Ш. П.»: Они знали, что Вы собираетесь сворачиваться?
А. М.: Да. Я даже несколько месяцев не работал. Все равно колеса привозили. Я их делал, будучи в поиске новой работы. Именно клиенты мне сказали: «Ты должен делать то, что умеешь лучше всего».

«Ш. П.»: Больше не возникает мысли покинуть?
А. М.: Нет. Я даже после того случая полностью обновил устаревшее оборудование, заменив его современным. До этого практически 17 лет я отработал на одних станках.

ЧТО ОБЩЕГО У ШИНОРЕМОНТНИКА И ХУДОЖНИКА


«Ш. П.»: Сколько сейчас машин проходит через Вас каждый день?
А. М.: Бывает по-разному. В один день может быть 10-15 автомобилей, а в другой – 1-2. Бывают моменты, что я закрываюсь рано, чтобы никто не беспокоил, и начинаю заниматься колесами, которые взял в работу. Понимаете, восстановление покрышек и ремонт боковых порезов - это творческая работа. И, как любому художнику, мне на это нужно время. У меня колесо находится в ремонте минимум два дня, а то и неделю. Потому что оно должно пройти все этапы ремонта. Сначала его необходимо проварить, потом оно должно постоять, затем я его обрабатываю, ставлю пластырь, и после окончания работы еще минимум сутки оно лежит у меня - отстаивается. Вот те необходимые 24 часа. Я думаю, что соблюдение всего технологического процесса и приводит к такому качеству работы.«Давайте быстрее» у меня не проходит.
Когда человеку нужно быстро, я ставлю на его автомобиль запасную покрышку. У меня в запасе имеется линейка практически всех ходовых размеров шин. Поэтому я могу со спокойной душой отпустить клиента и без спешки заниматься ремонтом его колеса.

«Ш. П.»: Практика замены шин привлекла дополнительных клиентов?
А. М.: Конечно. Клиент  понимает, что оставляя  колесо в  ремонте на 2-3 дня и получая «запаску», он чувствует себя в безопасности. Эта практика привлекает многих клиентов.

«Ш. П.»: Во сколько заканчивается Ваш рабочий день?
А. М.: Он ненормированный. Может закончиться как в 6-7 часов вечера, так и в полдвенадцатого ночи. Зависит от количества клиентов, их графика работы. В период «переобувки» приходится работать с утра до позднего вечера.

«Ш. П.»: У вас есть работники?
А. М.: Нет. Раньше на сезон «переобувки» я брал помощника. Но, честно говоря, клиенты были этому не очень рады, так как привыкли к тому, что свою работу я  выполняю сам и качественно.  Люди едут конкретно ко мне. Честно говоря, мои клиенты даже не хотят, чтобы посторонние люди снимали колеса. Даже когда есть человек, который хочет помочь, все равно приходится его контролировать, так ли он поставил домкрат, правильно ли открутил колесо, правильно ли его затянул. Поэтому вроде бы как помощник есть, а с другой стороны - его нет, потому что фактически приходится все делать самому. А набрать штат и пустить все на самотек, поставить работу на конвейер я не готов. Приходится проявлять индивидуальное мастерство.

«Ш. П.» А кто сейчас работает, пока вы в Житомире учитесь в Школе шиноремонта?
А. М.: Закрыто. Понимаете, за годы работы я пришел к тому, что у меня «дорогие» клиенты. Дорогие и в плане того, что я рад их видеть, и потому, что приезжают на дорогих машинах, и я делаю дорогие колеса. Люди звонят, ждут.

«Ш. П.»: Легко ли уходить в отпуск?
А. М.: Честно говоря, практически не ухожу. Если получается раз в 2-3 года вырваться в отпуск на неделю – я считаю это праздником. Даже на море попадаю только благодаря друзьям: 5 дней в прошлом году, когда ко мне приезжал товарищ, с которым мы служили в армии, и 3 дня в этом. До этого пару лет я море не видел, не было времени.

КАК ПОДНЯТЬ ЦЕНЫ И ОСТАТЬСЯ С КЛИЕНТАМИ


«Ш. П.»: Я так понимаю, с таким трепетным подходом к работе у вас и цены соответствующие. Расскажите о ценовой политике.
А. М.:  Я  достиг определённого уровня в работе. Поэтому не хочется свой труд продавать бесплатно. Чтобы правильно обработать колесо и прийти к хорошему результату, я работаю на дорогом оборудовании, с довольно дорогими материалами и инструментами. Глупо вложить бешеные деньги в инструмент и потом делать колеса за «спасибо».
Нас учили в Мюнхене, что ремонт бокового пореза должен стоить ориентировочно 30-70 % от стоимости шины. Например, если покрышка стоит 1000 грн., то за ее восстановление я должен брать минимум 300 грн. У нас на сегодняшний день цена ремонта пореза колеблется от 100 до 250 грн. И то многие владельцы автомобилей говорят, что для них это слишком дорого. Но если вычесть все затраты на материалы, то останется не сильно большой зазор. А если брать 70 % от стоимости покрышки, как это делается за границей, то у нас это вообще выливается в нереальную сумму. Назвать человеку 500-600 грн. за ремонт колеса – это нереально. Поэтому цены формируются с учетом жизненных реалий.

«Ш. П.»: Приходится ли Вам объяснять клиентам все нюансы ценообразования? Не каждый же понимает тонкости работы?
А. М.: Бывают вопросы, конечно. В основном обращаются адекватные люди, которые понимают, что решить их проблему за 20-30 грн. невозможно. Хотя не могу сказать, что все приезжают понимающие. Почему-то на заправке или СТО никто не торгуется, а на шиномонтаже начинается торг. Говоришь, что работа стоит 50 грн., а в ответ слышишь, что, мол, давайте за 30 грн. Но я объясняю, что в торговых сетях даже с золотой дисконтной карточкой делают скидку максимум 2,5-5%. Почему я должен делать скидку 20-30%?

«Ш. П.»: Но все-таки, насколько я понимаю, многие соглашаются с ценой и привозят колеса именно к вам. Чем они аргументируют свое решение?
А. М.: Во-первых,большинство приезжают по рекомендациям, и они знаю, что они получат в результате. Во-вторых, когда происходит разрыв дорогих колес, люди их сразу не выкидывают, потому что понимают, что покрышка недешевая и может, есть какой-то шанс ее спасти. И начинается поиск человека, который мог бы в этом помочь. Это такая же ситуация как с доктором. Если человек болен, он старается найти хорошего специалиста, чтобы его вылечили. Люди понимают, что если «жигулевское» колесо или колесо R14-15 можно, закрыв глаза, выбросить, то более дорогое желательно восстановить. Купить на сегодняшний день пару 19-х или 20-х колес – это значит нужно потратить  приличную сумму денег.

«Ш. П.»: Есть ли клиенты, которые приезжают целенаправленно с других городов?
А. М.: Да,в основном это фирмы, у которых филиалы в разных городах Украины, и им удобнее обслуживать все покрышки в одном месте. На корпоративных автомобилях механик вынужден дотянуть покрышку до пробега в 65-70 тыс. км. Если в компании 100 автомобилей, и он выкинет в месяц, хотя бы по одному колесу от каждого, это будут колоссальные убытки. Поэтому механики стараются обслуживать машину там, где можно максимально восстановить шину, чтобы ее можно было эксплуатировать как можно дольше. Мне возят колеса с Херсона, Киева, Николаева.Длительное время, с конца 90-х, работаю с «SGS Украина», «Теплопостачання», «Гринпорт Одесса». Это все мои многолетние клиенты, имеющие свой парк автомобилей.

СОВЕТЫ НОВИЧКАМ


«Ш. П.»: Если бы сейчас начинали, то с чего?
Вообще начинать нужно с денег. Желательно иметь стартовый капитал. Многим людям кажется, что ничего не стоит открыть шиномонтаж. На самом деле все сложно и проблематично. Идут очень большие затраты. Не достаточно купить компрессор и два станка. Чтобы выполнять все работы, нужно купить все необходимое оборудование и постоянно иметь в наличии всю линейку материалов. А это очень дорогое удовольствие.

«Ш. П.»: Сколько, по вашему мнению, нужно вложить на старте?
Качественное оборудование, набор инструментов и материалы обойдутся не меньше 15-20 тыс. евро. Это минимум, который позволит помочь клиенту с неординарной проблемой. Хотя у нас мнения очень разделяются. Многие считают, что можно открыть шиномонтаж за 3000 евро – купить б/у или китайское оборудование, один домкрат и вперед. Я же считаю, что одной шарошкой качественно колесо не обработаешь. У меня огромный набор инструментов, но я ежегодно посещаю специализированные выставки в Киеве и Москве, и каждый раз привожу «обновки» для работы.

Беседовала Галина Ширшик

Журнал: Шина Плюс
Наверх